Текущее время: 28 мар 2017, 11:14

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Ссылка на официальный сайт МКПН Ссылка на официальный сайт Петра Налича
+ | -
Инструкция по пользованию форумом


 Страница 1 из 1 [ Сообщений: 15 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Просто истории
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 13:48 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
Здесь собраны истории из жизни, моей и жизни других людей.
Они были опубликованы либо в ЖЖ, либо на Бабури.
Вряд ли те, кто давно здесь, найдут для себя что-то новое.
Но пусть все-таки лежат тут, все вместе.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Масленица во весь рост
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 13:50 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
Итак, я на это решилась. Встать в 6 утра в воскресенье, трястись на электричке час с рюкзаком, переть 3 километра по лесу, чтобы… А, собственно – чтобы что? Что мне там покажут, что я не увижу в других местах?
Под катом: читать дальше
Примерно такие мысли лениво бродили в моей не проснувшейся голове. Что поделаешь, скепсис у нас в крови. В кислой крови городских жителей.
Марина мне сказала: «Надо взять с собой еды! И термос. Обязательно, потому что там ничего не продают, кроме блинов, за которыми жуткая очередь!» Она явно хотела меня напугать, и я послушно испугалась. И налила литр кофе в термос. И целый батон бутербродов наделала. От этого сумка приобрела вес, а я гордилась своей запасливостью.
Забегая вперед, скажу, что 70% всей этой еды я отдала собаке, а кофе впихивала в себя с превеликим трудом. Вот и верь после этого людям…
Масленица с большой буквы началась прямо в поезде. Электричка оказалась практически вся набита людьми, явно направлявшимися туда же, куда и мы. На шеях висели ожерелья из сушек и баранок, щеки раскрашены в цветочек и веснушки, а своеобразие гардероба наводило на мысли то ли о театральной костюмерной, то ли о бабушкиных сундуках. Когда мы с Мариной и ее приятелем, воспитанным и молчаливым молодым человеком, прибыли на станцию нашего назначения, то поняли, что идти по лесу нам предстоит в плотном строю. Марина шустро одела поверх куртки малиновый сарафан, повесила всем нам на шею ожерелья из сушек-бараночек, и мы отправились в путь.
По узкой тропинке двигалась масса народу в отличном настроении.
Лес был сказочный. Елки, снег, вывороченные корни, оглушающая тишина. Воздух можно было резать ножом – плотный, свежий, полный запахов. Правда, идти было нелегко – тропа была узкая, и стоило чуть оступиться – и ты проваливался в снег. Кроме того, сзади и впереди шел народ. Темп, взятый моими спутниками, очень скоро оказался мне не под силу – я взмокла и запыхалась.
Шли мы долго, мне даже показалось, что 3 километра – это преуменьшение, и немалое. Но, м.б. такое впечатление сложилось из-за того, что дорога была неровной, нужно было все время смотреть под ноги и бдеть.
Но долго ли коротко, а на поляну мы вышли. Сначала увиденное не особенно впечатлило. Большая лесная прогалина. На ней выстроена высокая крепость из снежных блоков. Еще какие-то снежные сооружения: русская печка с нарисованным огнем, корабль. Стены из снега, ворота. На одних написано: «Стенка на стенку». Это явно уголок мужских забав – там еще и столб стоит, высотой метров 20. На столб лезет парень в одних трусах. Его подбадривают зрители криком и свистом.
В центре площадки – две цепочки мужиков друг против друга. Ор. Даже, я бы сказала, вой. Такой разогревающий, боевой крик. И тут две живых цепи бросаются друг на друга и пытаются вытеснить с площадки. И орут!!! Как орут…
Где-то слышится - рожок играет, где-то стучат барабаны, с разных концов доносятся песни, звуки гармошки. В воздухе пахнет дымом костров, во множестве горящих по периметру поляны, в лесу. Люди с какими-то удивленно-счастливыми, ошалелыми лицами движутся в этом хаосе, переходя от качелей к бревнам, на которых бьются мешками с шерстью, от столба, на который лезет очередной «псих» в трусах к группе граждан средних лет, танцующих вальс под гармонику. Вся это броуновская масса смеется, говорит, поет, всюду бегают дети, вывалянные в снегу, снуют перепуганные псы, то и дело теряющие в толпе хозяев…. И над всем господствует дикий боевой клич, который каждые пять минут издают десятки мужских глоток, - грозный, веселый, бешеный и абсолютно счастливый… все это будоражит кровь, пьянит, смешит, и слегка пугает… ты начинаешь двигаться так же бессистемно и бесцельно, соприкасаясь с толпой, улыбаясь встречным, подпевая одним и подбадривая других.. При этом – никакой агрессии и почти нет пьяных. Но вот близится главный час. На крепость взбираются защитники – крепкие мужики в строительных касках. Они плотными рядами становятся за крепостной стеной на высоте метров пяти-шести, не меньше. Фотографы, коих тут тучи, лезут на елки и стремянки, непонятно как доставленные в лесную глушь. И вот, по приставной лестнице втаскивают чучело зимы. Начали! С разных концов с ревом и свистом в атаку кидаются на стены десятки людей. В рядах атакующих – только мужчины. Они лезут друг другу на плечи, потом еще, третий – дотягивается до края стены, цепляется, защитники нещадно лупят им по рукам, вот один летит вниз с пятиметровой высоты, другой. Толпа ревет уже в тысячи глоток, ярость схваток нарастает, присутствующие в толпе группки иностранцев тревожно переглядываются и бледнеют, на лицах же сограждан в основном – азарт и щастье. У меня тоже кровь кипит и пульс стучит в висках, и я обнаруживаю, что ору «Давай!!», так, что звенит в ушах). Еще атака, кого-то уносят в палатку МЧС, штурм захлебывается, но вот… первого защитника крепости ловкий парень в клетчатой рубашке, вцепившись, как клещ, стаскивает со стены и сбрасывает вниз. Есть!!! Крик уже просто стоит над толпой, словно дым костра, в образовавшуюся брешь лезут все новые атакующие, схватки кипят уже на стенах, вот вниз летит еще один защитник… Все, сдались, крепость взята. Парни прыгают на стенах и орут, все – раздеты, многие с фингалами, кое-кто и в крови, но счастливые невероятно.
Потом – веселье разворачивается уже внизу, на земле. Хороводы, песни, игры…
Я обхожу поляну – в азарте я ушла от того места, где Марина снимала, взобравшись на какое-то снежное сооружение, а мобила не очень работает.
Но у нее работает лучше, я получаю СМС и нахожу своих спутников. Мы перекусываем, и я обнаруживаю, что есть не хочу – сыта воздухом))). И морда болит от непрерывной улыбки))).
Тут рядом очень кстати обнаруживается большой тощий пес, пришедший поживиться, несмотря на страх, который ему явно внушает толпа. Я подзываю бедолагу и благополучно скармливаю ему свои запасы. Мне благодарны), лижут в нос.
Еще тур вокруг – и я понимаю, что надо уходить. Я хочу идти по лесу обратно не спеша -смотреть по сторонам и получить удовольствие от дороги. Мы договариваемся с ребятами, что они меня догонят, и я ухожу с поляны.

Уже когда мы погрузились в электричку и блаженно вытянули ноги, выясняется, что у Марины есть с собой: вареный язык, блины, шоколадка… кажется, что-то еще – это кроме колбасы, которую мы съели на поляне. Я впечатлена и интересуюсь, нет ли до кучи и супчика. Нет, супчика все-таки нет).
У меня нет сил никаких, я вымотана до предела…и я обязательно поеду еще раз.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
apeht, Apelsinka, Elena, Khristina, Sanuprik, stasic
 Заголовок сообщения: Вот моя деревня...
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 13:51 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
В детстве и в юности я не любила Измайлово. Дело в том, что мы жили в квартале кооперативных домов, которые заселялись одновременно, и близкими по социальной среде людьми. Мне не нравилось, что здесь меня все знают. Здороваются, передают привет родителям, и ничего нельзя сделать незаметно, за тобой наблюдают, как мне казалось, сотни глаз.
Под катом: читать дальше
"Чертова деревня!" - шипела я, в очередной раз криво улыбнувшись в ответ на вопрос: "Танечка, а мама знает, что ты куришь?"
С радостью ускользнула я из дому на съемную квартиру, где никто никого не знал, и где я почувствовала, наконец, что живу в большом городе.
Так в съемных квартирах в разных концах Москвы и прошла в основном моя жизнь.
И возвратилась я в Измайлово только в 2000 году, когда умерла мама, а самой мне исполнилось 40 лет.
И сразу же выяснилось, что ничего-то здесь за эти годы не изменилось.
"Здравствуй, Танечка!" - приветствовала меня маленькая старушка с совершенно белыми волосами и маленьким серым пуделем на поводке.
Лицо ее было мне смутно знакомо, но кто она? Я не помнила, конечно, никого. А они меня - помнили. Кто-то знал меня с детства. Кто-то уже после того, как я уехала, дружил с матерью или занимался с ней русским, и видел, как я к ней приезжала...
Кто-то помнил отца...
Я снова привыкала здороваться, и это меня уже не раздражало...
Потом я пошла работать в управу, и к тем, кто помнил меня по родителям, по прошлому, прибавились учителя местных школ (а их три в наших домах), детских садов (их два), местные малолетние хулиганы и их родители, дети, писавшие в юношескую газету, которую я издавала, участковые, председатели кооперативов, дворники, работники РЭУ и ДЭзов, дети-инвалиды, опекуны и опекаемые, многодетные семьи, сотрудники детских клубов и тренеры спортивных секций... Потом я вступила в Совет ветеранов... Теперь здороваться приходилось уже гораздо чаще.
А потом я завела собаку. И все собачники постепенно стали моими знакомыми. И неважно, что я, хорошо зная кличку собаки, совсем не знала имен хозяев, они-то меня тоже знали только как хозяйку Дружка. Но - знали. И здоровалась я уже почти с каждым прохожим.
Ни с кем особенно я не сходилась, все знакомства оставались шапочными, и ничего не значили, казалось, в моей жизни.

Но в 2005 году я сломала руку. Зимой.
Об этом, конечно же, стало известно - сначала собачникам, потому что Дружок мой пошел гулять один. А потом...
В мою дверь стали раздаваться бесконечные звонки. Приносили продукты и лекарства, пирожки и свежесваренные борщи, приходили, чтобы порезать мне хлеб, чтобы вымыть пол, чтобы погулять с моей собакой, чтобы просто спросить, не надо ли мне чего. Кто-то принес лекарственные травы... Кто-то - смешные фильмы...
Я была удивлена безмерно. Я, вообще-то, была готова справляться сама, как справлялась со всем и всегда. И не сомневалась, что и на этот раз справлюсь.
Я совершенно не ожидала никакой помощи от едва знакомых мне людей. Я не помнила за собой никаких подвигов и милостей, которые бы объяснили это. Единственное, что вспомнилось определенно, это мама мальчика-инвалида, которому я принесла его новогодний подарок от управы на дом, потому что сообразила, что мамка, наверное, замоталась и просто не успевает его получить у нас для своего ребенка. Эта молодая женщина пришла ко мне с купленными продуктами.
Они мне сочувствовали? Жалели? Было ли в это нечто унизительное для меня?
Не знаю. Да и разбираться не хочу. Я никакого унижения не чувствовала. Я была удивлена и тронута.
И до сих пор удивляюсь, и радуюсь.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
Alibegova, Annushka, anuta, apeht, Apelsinka, Demirhanum, Elena, Geleva, Khristina, marian, polub-irina, Sanuprik, stasic, tchernova, Крошка Ru
 Заголовок сообщения: История про грубую прозу жизни
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 13:54 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
У меня есть одна подруга, которая с детства мечтала стать актрисой. Она очень сильно пылала этим желанием, и несколько раз пыталась поступить в театральный вуз. Но ей все не везло, хотя способности у нее были. А из семьи она была очень простой, папа - рабочий, мама тоже.
И вот однажды, во второй, кажется, раз не пройдя по конкурсу в заветный мир театра), она сидела на кухне и грустила. То есть, даже и не грустила, а ПЕРЕЖИВАЛА.
Под катом: читать дальше
Мрачные, суровые мысли одолевали ее. О судьбе и предназначении, о смысле жизни, о жестокости ее, о напрасных надеждах и своем разбитом сердце. Она сидела на кухне и тихо плакала и смотрела в окно, где шел грустный, под стать ее душевному состоянию, осенний дождь (ну, и немножко в зеркало подсматривала, на свое залитое слезами красивое, исполненное страдания лицо). Играла тихая музыка - Марина поставила в ползвука Лунную сонату. Словом, самая возвышенная печаль царила в ее душе. Было ей 18 лет тогда, а в этом возрасте страдать очень умеют. Скромная, простодушная мама ее была тоже дома и шила юбку в комнате. Потом она пошла зачем-то в ванную, повозилась в коридоре, Марина краем уха из-под Лунной сонаты слышала, как мама открывает дверь в туалет... в чулан... И вот как гром с неба грянул задумчивый мамин вопрос из-за двери: "Марин! А Марин... Ты не знаешь - чего это у нас гавном пахнет?"
Грубее и ужаснее возвышенную грусть нельзя нарушить. Возмущению страдалицы не было предела. Мама услышала, что она бессердечная, пошлая, не понимает дочь и не сочувствует. Бедная женщина, не ведавшая, как грубо она вторглась во внутренний мир своей странной дочки, перепугалась и со словами: "Молчу, доча, молчу!" - скрылась в комнате. Но поздно - страдать красиво уже после этого у Марины никак не выходило. Ни в этот день, ни потом - никогда.
"Понимаешь, как вспомню - и смех пробирает" - говорила она мне в те годы, когда первозданная дурь в организме человека сменяется уже кое-каким пониманием.

Да, а в театральный она поступила в конце концов, и даже закончила, и даже - поработала актрисой чуть-чуть. А потом ушла, и никогда о том не пожалела.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
Annushka, anuta, apeht, Apelsinka, Demirhanum, Elena, Gioia, Khristina, polub-irina, Sanuprik, tchernova
 Заголовок сообщения: Няня
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 13:55 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
О ней я должна написать.
Под катом: читать дальше
Шестнадцати лет от роду, в 1921 году она приехала в Москву из деревни на границе Курской и Орловской губернии и поступила в няньки к моей маме. Маме тогда было два с половиной года. Была жива еще моя прабабушка. Рая осталась с нами навсегда.
Она вырастила мою мать, она оставалась присматривать за московской квартирой, когда семья во время войны эвакуировалась в Свердловск, она была свидетелем ареста моего деда, которого я никогда не видела, она была нянькой, потом домработницей, когда мама выросла и вышла замуж, она снова стала нянькой, когда я родилась, она выдала замуж меня и умерла в 80 лет, по-прежнему очень здоровая физически, но потерявшаяся в своей долгой жизни - она не помнила, что я выросла. Она научила меня всему, что я умею по хозяйству. Умею я мало, но по сравнению с моей мамой, которая не умела совсем ничего, я - академик. Она говорила мне - учись, деточка, а то такой жизни, как у мамы, у тебя уже не будет, родни не осталось, я старая - пропадешь не умеючи. Она меня крестила втайне от моих высокообразованных родителей, конечно, атеистов. И по секрету шептала на ухо: а Бог-то есь, доча.
Я ей верила - я ей вообще верила. Я точно знала, что мир может рухнуть, но Рая будет меня любить. Точка. Всегда. И это было почти единственное, в чем я была уверена. Скажу, может быть, грешную вещь - на самом деле она и была тем, чем должна быть МАМА. В ее собственной семье было 16 братьев и сестер. Десять из них остались в живых к тридцатым годам и постепенно один за другим перебрались из деревни, кто в Москву, кто в другие города. Она была старшей дочерью, и тем своим братьям и сестрам, кто приезжал в Москву, чем могла, помогала. Все они обзавелись своими семьями, детьми, а Рая - Рая осталась с нами. Она переехала с нами из двухэтажного особнячка в Денисовском переулке в новый дом в Измайлово. Она хоронила бабушку и деда, брата бабушки. Она покупала мебель в кухню, шила и вешала занавески, стирала и гладила всем нам, готовила и пекла пироги. Она так и не научилась читать и писать.
Почти не работала на государство - всего семь лет рабочей сцены в театре кукол Образцова в тот короткий период, когда мама была большая, а меня еще не было.
Она никогда меня не ругала - только укоряла иногда. Деточка, нехорошо. Она всегда знала, когда я вру, и когда я не ходила в школу. Безошибочно. Она никогда не осуждала в разговоре со мной моих родителей. Она уехала к себе - в маленькую комнатку в коммуналке на Доброслободской улице, выхлопотанную для нее когда-то моим дедом только тогда, когда уже не могла нам ничем помочь. Я к ней ездила в гости. Через два года она умерла.
Моя няня. Раиса Фоминична Михеева.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
anuta, apeht, Apelsinka, Demirhanum, Elena, Geleva, Khristina, marian, Sanuprik, stasic, Крошка Ru, Ирина
 Заголовок сообщения: Кровь на снегу
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 13:56 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
Наша школа-восьмилетка стояла на границе двух миров. В одну сторону были дома шарикоподшипникового завода. В другую - кооперативные дома всяких НИИ. Этот микрорайон называли Новый Израиль.
Соответственно тому был и состав учащихся. Полкласса бандитов и двоечников. И полкласса интеллигентов.
Под катом: читать дальше
Но класс делился не пополам - все устроилось хитрее. Девки с нового Израиля верховодили - учились хорошо, но в драках, проделках и хулиганстве были первые. Мальчики же из наших (кооперативных) домов были очкастые, пухленькие, маленькие и смирные. И никакого интереса для нас не представляли. Дружки наши были уркаганы из домов Шарика. Девки же из шариковых домов стояли на самой низшей ступени иерархии - наши мальчики их ... ну сказать попросту, употребляли для удовлетворения основного инстинкта (с 11-12 лет, причем). С нами же они развязны вовсе не были. Нас уважали. Мы Дружили.
Мальчишек же из кооперативов даже не били - их просто не слишком-то замечали. За них даже вступались, если чо. Правда, только если они просили об этом сами. Больно гордый - сам справляйся - говорила моя подруга Ирка, неформальный и бессменный лидер класса. У нее была большая черная овчарка, родители - инженеры, первое поколение с высшим образованием - и активный, рассудительный и справедливый нрав. Понятное дело, справедливость наша была жестока - и часто настолько, что теперь трудно поверить. Мы довели молодого физика до попытки самоубийства - кроме шуток. Более пожилых и закаленных учителей - до неоднократных нервных приступов. Учеников соседней английской спецшколы - постоянными драками, проведенными по всем правилам стратегии и тактики, до того, что их стали встречать родители после уроков - это в те-то вегетерианские времена)
Мальчишку, который мучал кошек, мы втроем с Иркой и Ольгой - еще одной моей подругой, накормили землей до рвоты. И так далее...
К 6 классу матом я не ругалась - я на нем просто разговарила).
И почти все рано или поздно попали на учет в милицию.
Третья наша подруга, Оля - а о ней-то я и хочу рассказать - была еврейка. Участвовала она с нами наравне во всех этих делах, но отличалась какой-то... мне казалось, что сентиментальностью. Все время ей кого-то было жалко). Но мы ей прощали это - она была умная, интересная и компанейская, и мы ее любили. Мы вообще друг друга любили.
И вот однажды... некто Боря, длинный и очень нескладный парень из интеллигентов был пойман на доносе учителям. И приговорен к провожанию. Такой приговор выносился очень редко - это было суровое дело. Наказание заключалось в том, что каждый день, после уроков, человека выслеживали и на некотором расстоянии от школы начинали бить и гнать до дому. Всем классом. И это продолжалось ежедневно - до отмены приговора. Не выдерживал никто - каялись или уходили из школы. Боря стал все истерично отрицать. И началось. Была зима. Его нелепый вид, слишком высокий рост, отсутствие друзей или хотя бы приятелей в классе сделали его идеальной мишенью. Сопротивляться он не мог. Убежать - тоже. Хотя бы держаться с достоинством - нет, не умел. Он подвывал и в отчаянии пытался убежать, падал, невнятно бормотал что-то, и его жалкость, противность, дикий страх в глазах, кровь на снегу, - все нас странно возбуждало, просыпалось зверство - свист и хохот, - его били больнее и жестче, чем кого-либо. После третьего раза Ольга, идя домой, вдруг расплакалась. Мы перепугались, стали спрашивать, что с ней - она молчала. А на следующий день разорвалась бомба, убившая навсегда нашу дружбу. На классном часу Ольга вдруг встала и сказала, что больше не может этого видеть. Что она больше не будет провожать Борю и сделает все, чтобы это прекратить.
У нас был шок. У меня был шок. Это было предательство - и я просто не могла этого вынести. Мы собрались в круг - все были мрачны и потрясены. Ирка задумчиво сказала: Бойкот...пока.
А когда мы остались с ней вдвоем, я сказала: Я не верила, когда мне говорили, что они - предатели. Предательская нация.
Надо сказать, что у меня самой была нерусская тогда фамилия - немецкая, но хрен кто разбирал, и жидовкой меня и саму иногда ругали - да я, правда, не заморачивалась особо. Моя злость на Ольгу и мое недоумение, и обида, были так велики, что я, смутно понимая, что вот эти слова, - это было бы ей больно, сказала их.
Ирка посмотрела на меня. Печально. И вот что она ответила - а ей было 12 лет.
Мы будем думать над тем, что она сделала. И я буду думать, и ты. И почему она сделала это. Потом мы об этом поговорим все втроем. Провожания я отменяю. Бойкот закончится через три дня. А то, что ты сейчас сказала... Ты будешь стыдиться этих слов всю свою жизнь. Ну, или я тебя неправильно понимала по жизни.
Прошло три дня. Борю забрали в другую школу. Мы поговорили. Выяснили отношения, разобрались, вроде все стало по-прежнему. Но длилось потом недолго. Через год все само собой кончилось - я влюбилась, Ирка переехала, а Ольга записалась в какую-то изостудию.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
apeht, Apelsinka, Demirhanum, Elena, Gioia, Khristina, Sanuprik, stasic, Крошка Ru
 Заголовок сообщения: Жизнь и торт.
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 13:57 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
Моя бабушка по отцу была еврейка. Дочка мелкого торговца из Одессы, у которого было 9 детей: 8 мальчиков и одна девочка. Но она и все ее братья, которых я знала, ничем не напоминали замечательных персонажей разного рода одесских рассказов и анекдотов. Никак они не походили на очаровательных веселых одесситов из книг и фильмов.
Под катом: читать дальше
Это были скучные люди, склонные к унынию и обидам. Но вот жена одного из братьев бабушки, Модеста, была прекрасна. Ее звали Татьяна Иосифовна, она носила прическу из двух косичек, завернутых в бараночки. Эти бараночки закрывали уши и Татьяна Иосифовна немного смахивала на спаниеля - и прической, и нравом живым и решительным. Кстати, у спаниелей есть чувство юмора. Я это точно знаю).
Она курила беломор, говорила хриплым прокуренным баском - и КАК говорила! - и фантастически вкусно готовила. Особенно ей удавалась выпечка. Пирожки, кулебяки, расстегаи, ватрушки, пирожные - но главное - какие же она пекла торты! Этого просто не передать - до сих пор, при воспоминании о них, у меня начинается слюноотделение).
В то время, когда я ее знала, ей было немного за шестьдесят. Я ее очень любила, и не только за торты - с ней было удивительно легко. Однажды я сидела на подоконнике в их квартире и наблюдала за процессом приготовления торта. Вернее, сам процесс уже закончился, торт доходил в духовке, а Татьяна Иосифовна курила беломорину и благосклонно созерцала прибранную кухню. И тут в кухню вошел дядя Модест, как всегда, грустный и... у них всех постоянно был такой вид, словно весь божий свет им чего-то был должен. И не отдавал. Вот с таким видом он и вошел в кухню. И торжественно остановившись на пороге, вопросил: "Где же моя новая рубашка, Таня?"
Т. И. поглядела на него, и тоже как-то погрустнев, сказала: "Сорок лет я кладу твои рубашки в третий ящик сверху, Модя. И ни разу еще ты их не нашел".
Я неприлично заржала на подоконнике. Модест, ни слова не сказав, вышел, а Т. И., проводив его взглядом, вздохнула. А потом выключила духовку и достала ТОРТ. Это был... ТОРТ!!!! Он был прекрасен. И все-то время в кухне пахло соблазнительно, но когда он появился на столе... аромат сшибал с ног и лишал воли).
Т. И. посмотрела на торт, на мою облизывающуюся физиономию, и сказала: "Ну, жизнь у меня, конечно, не удалась... Но зато торт - получился!"
Эту фразу я запомнила, видимо, на всю свою жизнь. И не раз ее себе говорила, улыбаясь и вспоминая Татьяну Иосифовну.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
Annushka, anuta, apeht, Demirhanum, Elena, Geleva, Gioia, Khristina, marian, polub-irina, Sanuprik, stasic, tchernova, Крошка Ru
 Заголовок сообщения: Трусость.
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 13:59 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
«Трусость» – сказал отец с отвращением – «Мать всех пороков. Настоящий мужчина не может быть трусом».
Вот уже полчаса он наблюдал за моими безуспешными и жалкими попытками спрыгнуть с высоких мостков в реку. Я боялась высоты. И не могла себя заставить даже влезть на них.
Под катом: читать дальше
Услышав это, я остановилась и попыталась взглянуть на него. Ничего не получалось – солнце било мне лицо.
«Но я боюсь» – сказала я хрипло. У меня что-то стало с голосом. – «Ты же видишь. Я не могу».
«Все боятся. Нельзя не испытывать страх. Но можно его не показывать. И никогда ему не подчиняться. Потому что трус – не человек. А ты…» - он затянулся сигаретой. – «Если ты…» - он опять затянулся и сказал на выдохе, вместе с дымом – «не совладаешь со своими страхами, то я не разрешу тебе носить нашу фамилию. С……..ов не может быть трусом.»
Шрам, пересекавший всё его лицо наискосок, побелел. Шрам, заработанный в ополчении при обороне Москвы.
Он бросил сигарету и пошел по полю к станции.
В висках у меня застучало. Стало холодно и одновременно душно. Не может быть трусом. Не может. Конечно, не может.
Они ушли на север, когда ввели троеперстие. И если их ловили, то они бросались на солдат, с чем были. Потом они ушли на восток, корчевали тайгу и ходили на медведей, потеряли в скитаниях старую веру и стали священническим родом, служившим в глухих, не освоенных властью местах. Они называли себя всего двумя именами, по очереди: Николай, Иннокентий, опять Николай…Обращали в православие бурят и тувинцев и лаской, и таской. Женились на смирных раскосых девушках, вчера только окрещенных в воде Байкала. Но даже кроткая туземная кровь не смягчала их. Они поднимали бунты и восстания, бежали с каторги, работали в рудниках, делали революции – одну, другую, третью. Воевали – беспощадно и смело в Гражданскую. Расстреливали врагов. И были в числе самых первых расстреляны сами. Но их не было на публичных процессах – покаяния, признания и доноса от них не дождались. И, наконец, они воевали в Отечественную.
Я привыкла к ним. Я их любила и гордилась ими – своим родом. Своим достоянием. Я причисляла себя к ним.
Родители мои развелись через год после моего рождения, и я была записана на фамилию матери – какое-то ничего не значащее временное прозвище. И ждала, что со временем, когда получу паспорт, я смогу записать туда свое настоящее имя.
Потому что я, конечно же, была его дочь. Разве у меня не карие раскосые глаза, не вьются волосы крупными кольцами?
А теперь меня выбросили из рода, потому что я была трусом.
Я стояла на берегу реки в июле, мне было 10 лет, и меня трясло от самого сильного страха в моей жизни - страха остаться никем.

Через четыре года я получила паспорт на фамилию моего отца.
Цена не имела значения. Но она была высокой и платила я долго. Полжизни.
Платила даже тогда, когда уже догадалась – мне не обязательно быть настоящим мужчиной. Не потому, что это плохо, а потому, что я - женщина.

В 1993 году, будучи уже в годах за 30, я отдыхала на берегу Черного моря, в Гурзуфе. Была осень, самый конец сезона. На пляже недалеко от меня расположилась семья: мама, папа и девочка лет восьми. Меня разморило на ласковом солнце крымской осени, я задремала.
И услышала сквозь сон:
«Что значит – ты боишься? Боишься плавать? Да как ты… как такое может быть?
Твой дед дошел до Кенигсберга. Он был ранен! Прадед воевал в гражданскую войну – а ему было всего 15 лет! И я… не посрамил…. А ты… боишься плавать?!! Ты, может, не нашего рода? Настоящий мужчина не может быть трусом. Трус – это мразь, это не человек. Понимаешь? Если ты боишься плавать, то ты - не мужчина!»
Я открыла глаза.
Мужчина моих примерно лет ораторствовал у самой кромки воды, повелительно показывая на море.
Объект этих страстных речей стоял перед ним, понурив голову, ковыряя ногой песок, и копил слезы. И кое-что уже катилось по щекам и слизывалось языком потихоньку. Совершенно очевидно было, что разгневанный отец прав. Боящийся плавать трус был, конечно же, не мужчиной. Перед ним стояла маленькая девочка, его дочка.

Мне стало смешно и грустно.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
Annushka, anuta, apeht, Demirhanum, Elena, Khristina, polub-irina, Sanuprik, stasic, tchernova, Крошка Ru
 Заголовок сообщения: Две маленькие забавные истории
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 14:02 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
На крылечке.
Под катом: читать дальше
Я курю. На работе курить выхожу на крыльцо конторы. Мимо по улице идут люди, и видя, что человек курит и ничем не занят/никуда не спешит, часто спрашивают о чем-то: как пройти, как найти и т.д.
За несколько лет накопилось некоторое количество совершенно поразительных диалогов.
Хорошо одетая женщина средних лет: - Скажите, это милиция?
При этом смотрит на меня, а за моей спиной огромная вывеска моей конторы. И это не милиция.
Я : - Нет. Милиция выше по улице через три дома.
Женщина: - А почему?
Я зависаю. Молчание.
Женщина (с экспрессией) :- Черт знает что начальство выдумывает!
Уходит.
Занавес.


Новогодний утренник в детском саду.
Под катом: читать дальше
Снегурочка, девица лет 15-ти из театральной студии задает детям загадку:
"Не колючий, светло-синий,
На кустах развешан....." - делает паузу и ждет ответа в рифму (иней).
"Ежик!" - дружным хором отвечают дети.
Снегуркой безраздельно овладевает столбняк, а присутствующие мы выкатываемся за двери, пытаясь как-то справиться с образом светло-синего, неколючего, развешанного по кустам ежика...



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
anuta, apeht, Demirhanum, Elena, Geleva, Khristina, polub-irina, Sanuprik, stasic, tchernova
 Заголовок сообщения: Она одна (он один).
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 14:03 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
Ей было 17 лет, жила она в южном городе, с суровой, всегда занятой мамой, двумя сестрами и бабушкой, заканчивала школу. Ему - 21 и он выпускался лейтенантом из военного училища в том же городе. Мать сказала ей – выходи давай замуж, что ли. У меня и без тебя полно забот – еще двоих вырастить. Она почему-то плакала, потом решила, что это правильно.
Под катом: читать дальше
Они познакомились на танцах и через три недели поженились. А еще через две уехали на север, к месту его службы, в систему Воркутинского управления исполнения наказаний. Ну вот, сказала мать, провожая ее на вокзале. Теперь Сашка – твоя семья. Она опять плакала, смотрела на Сашку, на черные глаза, на длинные ресницы, думала: да, он и есть мне семья. Он один. Сперва была Ухта, где она выучилась на фармацевта. Потом поселки при колониях, бараки с огромными крысами, заваливаемые снегом зимой так, что нельзя было выйти из дому. Родилась дочь в этих снегах, крысы нападали на ребенка, она не спала ночами, потом завела овчарку и крысы ушли. Он пропадал на службе, она носила воду, грела огромные кастрюли и ведра, стирала, готовила, шила беленькие занавески. Ездили за ягодой. Муж пил, но немного.
Она была высокая, сильная, ей было нипочем – она пошла работать в лагерный медпункт и работала до самых вторых родов. Зеков она жалела и была с ними очень вежлива – только на вы. Она вообще была жалостлива до глупости, легко плакала и стеснялась этого. А Сашка был веселый, шумный. Она старалась быть хорошей женой – первое, второе, третье, салатики терла, варила, солила, рубашки крахмалила, слушалась мужа во всем, никогда не перечила, деньги зарплатные все отдавала ему, как скажешь – так и хорошо.
Потом родился сын. Дети росли болезненные – человек неприспособлен жить в таких местах, будь он хоть зек, хоть охранник, и никакие салатики не помогут вырастить дитя крепким, если ночь по полгода. А потом началась война в Чечне, и Сашка попал в разнарядку. Она в первый раз в жизни упала тогда в обморок. Жила без него в ужасе. Долго ли коротко – вернулся муж. Располнел, стал больше пить, у него болела голова.
Их переводили с места на место, она каждый раз устраивалась, вешала занавески, дети росли. Когда подошел ему возраст идти в отставку – можно стало уехать на большую землю. На мужнюю родину – в Москву.
Все друзья, все привычная жизнь, любимый пес, любимые вещи – всё оставили, уехали.
В Москве ей не понравилось. Шум и грязь, обилие людей, звуков, запахов, автомобилей – всё ее угнетало, она чувствовала себя лишней – толстой, высокой, глупой.
Здесь оказалось, что хотя прописку мужу и дали, да квартиры нет. А у нее и детей - нет и прописки. Мужа устроили работать в управу. Она пошла тоже – диспетчером. Чин чуть повыше уборщицы. А чтобы было на что снимать жилье, стала подрабатывать – вставала в 5 утра и шла в небольшую частную пекарню – пекла хлеб.
Сашка болел. Давление шарахало до 200, а он лечился плохо, угощался водкой… Однажды он упал на пол прямо в кабинете – гипертонический криз. Она была на работе в то время, и каким-то чудом услышала. Кинулась, закричала… Как она закричала тогда… Вытащили его. Она стала следить за его здоровьем еще лучше.
Дети в Москве расцвели – оказалось, что кондовая старосоветская школа на Севере дала им знания выше, чем их продвинутым ровесникам в столице. Оба учились на пятерки, сначала в школе, потом в институте. Слава богу, жизнь налаживалась. Им обещали жилье, и через пять лет – дали. Светлая трехкомнатная квартира, постоянная прописка, новая мебель. Дочка – с твердым характером, в папу – вышла замуж и ушла жить к мужу. Впервые они поехали вместе в отпуск. На пароходе. Завели кошку.
Потом женился сын – свет в окошке, весь в маму, светлый, чувствительный, мягкий. Не надышаться – так она его любила. Взял совсем девочку, тоненькую, бледненькую. Она сноху жалела, готовила ей вкусьненькое, не давала стирать.
А потом… девочка-сноха стала вдруг обижаться на нее. Говорила, что свекровь ее унижает, плакала. Сын стал смотреть волком. Молодые перестали с ней разговаривать.
Она не понимала, что происходит, пробовала поговорить…бесполезно, только поймала хитрый, острый взгляд из-под ресниц – и поняла, что делается это нарочно.
Тогда она кинулась к мужу. А он сказал, что она виновата сама.
В чем? – хотела она спросить. Но привычка не спорить с супругом взяла верх. Ночью, сидя в чужом для нее до сих пор городе, в ставшей чужой квартире, на кухне, она плакала и вспоминала свою жизнь.
Я уеду – сказала она мужу утром. В Ухту.
Уезжай – сказал Сашка. - Развейся.
Совсем. Я уеду совсем. – она говорила это уже в спину, и не поняла, слышал ли он.
Но сын слышал, стоя на пороге комнаты. Слышал – и ничего не сказал.
Она собрала сумку, деньги и уехала на вокзал.
Она живет в Ухте, снимает комнату, работает в аптеке. Когда я там была, она сказала мне: Ты делала все, что хотела. Ты не терпела ничего – а я всё. А теперь мы одни, и ты, и я.
И было непонятно, считает ли она это несправедливым?
Сашка звонит иногда дочери. Просит приехать, постирать ему, приготовить, убрать его комнату.
Дочь отвечает: У тебя была наша мать. Она делала тебе все, как собака. Ты позволил, чтобы ее выгнали из дому, и сам скоро окажешься на улице, старый дурак. Попроси сноху, пусть она тебе стирает твое белье. А для меня ты никто. У меня есть семья – мой муж. Только он - один.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
apeht, Demirhanum, Elena, Geleva, Gioia, Khristina, marian, polub-irina, Sanuprik, stasic, Крошка Ru
 Заголовок сообщения: Во городе во Муроме петух подрался с курами...
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 14:05 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
Нет, никто не дрался.
Ни 33 года назад, когда я была там впервые, ни на прошлой неделе, когда я пыталась найти там вчерашний день, - а он прошел.
Под катом: читать дальше
Тогда мне исполнилось 16 лет, и я, с согласия родителей, зарегистрировала свой первый брак. Его звали Женя, он был на 10 лет старше меня, и мы с ним родились в один день.
Хотя были совсем не похожи.
Летом, кажется, это была середина июля, мы отправились с мужем в поездку по Золотому кольцу. На автобусе. Организовала поездку наша знакомая, она работала в издательстве и умела сделать экскурсии такими, какие были интересны ее коллегам - архитектура, храмы, история - и никаких Ленинских и партийных достопримечательностей. Это, вообще-то, воспрещалось, но вот она как-то умела. Ее звали Муза). Я совершенно ничего не помню о других местах, где мы были, помню только свой восторг от дороги, просто от движения автобуса, от картин за окном, от вечных наличников на проплывающих мимо окошках.
Это какой-то транс, всю жизнь так, садишься и просто смотришь в окно, и всё - "он полуплакал, полуспал"...
Последним был Муром и приехали мы ближе к вечеру. Должна была быть ночевка и завтра экскурсия по городу.
Мы прошли две улицы, медленно и удовольствием разминаясь после дороги, и увидели крохотный рыночек на углу. Там почему-то продавали много огурцов, и малосольных, и свежих, и малосольные одуряюще пахли, казалось, что на весь город. Бабки говорили, что муромские огурчики - это ж самые лучшие, да мы и сами видели, каковы они - маленькие, с нежно-зеленой пупырчатой кожицей и с симпатичными хвостиками на крепких попках. А еще там продавали георгины - нет, значит, это все- таки был август... Георгины были огромны, прекрасны, горели темным пурпуром, пылали всеми лепестками.
Он купил мне три этих цветка, три нежных темных огня. И огурцов, конечно.
Мы пришли в гостиницу. Она была деревянная, мы жили в ней одни – остальных разместили где-то еще. Наш номер был на втором этаже, туда вела деревянная лестница со скрипящими ступеньками, с блестящими перилами. Сам номер был невелик, пол из крашеных досок застелен половиком, простой стол – белой скатертью, на окнах беленькие кружевные занавески в пол-окна.
Кроватей было две, они были железные, с сеткой, на каждой – три подушки мал-мала-меньше, покрытые кружевной накидкой.
В окно был виден город. Гостиница стояла на холме, и вниз сбегала путаница узких улиц – крыши, сараи, сады. А на другом холме, напротив, была церковь с большой колокольней.
Я поставила георгины в вазу на окне, огурцы вывалила на тарелку, села на пружинистую кровать, и стала на ней подпрыгивать и качаться. Мне было все же 16 лет.
Женя посмотрел на меня, засмеялся. Потом сказал, что пойдет оформляться. И вышел.
Я сидела на кровати, рассеяно раскачиваясь. Вдруг за окном зазвонил колокол. Я посмотрела и увидела людскую пеструю ленту, поднимающуюся к храму на холме.
Колокол звонил, ветерок раздувал занавески, огурцы сладко пахли, а георгины пылали на окне, и я как будто услышала: Три золотых георгина… Почему – золотых? Они были пурпурные. Но кто-то внутри меня сказал так. Я стояла у окна и смотрела на церковь, на город, на Оку, блестевшую вдали на закатном солнце… У меня колотилось сердце, на глаза навернулись слезы.
Мне откуда-то было понятно, что я запомню это на всю жизнь – это окно, этот звон, этот храм… эти три золотых георгина.
Потом вернулся Женя, и мы стали есть, смеяться, легли спать.

33 года спустя я не нашла ни той гостиницы, ни того храма, ни даже той точки, откуда я видела эту церковь. Как будто я была в каком-то другом Муроме, в который уже нельзя попасть.
Правда, я видела красивейшие монастыри и храмы, отреставрированные и побеленные.
Монастыри такие уютные, такие цветущие, ухоженные, чистые, словно они решились показать личным примером, как нужно жить, чтобы радовать господа.
Я купалась в Оке, такой быстрой там, что она сносила меня на двадцать метров секунд за 10.
На полкилометра в обе стороны на берегу не было ни одного человека…
Я взбиралась по крутейшему подъему к храму Николы Набережного, и отдыхала у родника, на лавочке, и умылась, и напилась ледяной воды.
Я сидела в смешном кафе «Капитан Крюк» у смешного фонтана и говорила: "Девочка, дорогая, нормальные люди не пьют в жару то, что у вас называется «полусладкое вино». Его нормальный человек не пьет ни при какой погоде. В жару пьют сухое белое вино со льдом, иногда с клубникой".
Девочка-официантка открыв рот, кивала и машинально повторяла: "А у нас нету".
Потом вино все же нашлось – в ближайшем магазине – и было мне подано, при полном сиянии 16-ти летней улыбки. Я допивала это вино на вокзале, на скамейке – передо мной были пути, грузовые составы, какие-то паровозы, фонари, огоньки на путях.
Нигде, никогда нельзя быть более одиноким, чем ночью на вокзале в чужом городе. Ночное вокзальное одиночество примиряет со всем, что случилось с тобой.
Рядом встречали с дембеля нарядного мальчишку при белых аксельбантах, все они стояли молча, обнявшись, беременная сука доедала у моих ног пожертвованную пиццу, а над всем этим сияла круглая луна, почти полная, чуть подтаявшая с одного боку. Негромко и грустно, как голос судьбы, особенным вокзальным голосом общались по громкой связи тетки-диспетчеры – слова были непонятны, но голоса их разносились далеко и гулко, и казалось, они говорят: нельзя съездить в Муром дважды.
Сука лизнула мне руку, и, вздохнув, ушла, ушла и компания с дембелем, я осталась одна под тающей серебряной луной, наедине с голосами судьбы, что-то шептавшими по громкой связи, потом загудело, застучало, зафыркало, полоснуло горячим ветром, и перед глазами встал серебристый вагон с красной надписью - "РЖД".
И я поехала в Москву.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
Annushka, anuta, apeht, Demirhanum, Elena, Gioia, Khristina, L.N.V., marian, polub-irina, Sanuprik
 Заголовок сообщения: Построение храма.
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 14:08 
Бывалый
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 сен 2009, 08:23
Сообщений: 5138
Cпасибо сказано
"Районные соревнования по домино во время конца света" - это такой дивный рассказ есть у Кира Булычева. Все чаще и чаще он мне вспоминается в последнее время.

В нашем районе собрались строить храм. Выделили место - на пустой площади перед бывшим кинотеатром. По какой-то там программе, не знаю. Это и оправдано как бы - до ближайшего ехать довольно далеко, на Пасху такая теснота, что не до благочестия - только и думаешь, как бы не раздавили.
Под катом: читать дальше
По новым законам все, что строится в Москве, должно пройти процедуру публичных слушаний. Делается это так: управа вывешивает объявления на подъездах, дает объявление в районной газете и на сайте.
Ну, понятное дело, если вопрос скандальный - гараж там посреди двора многоэтажный задуман, или еще что-то такое, желанное жителям, то вывешивают попозже, шрифт помельче, на подъездах - на часик, потом дворники срывают. Ну и всякие такие мелкие хитрости применяются.
Однако часто они мало помогают - на слушания скандальные являются организованные группы противников строительства и начинается балаган - несчастный архитектор или кто там от Моспроекта какого-нибудь вяло отбрехивается, с тоской глядя на светлый прямоугольник открытой двери выхода из зала, представитель управы сохраняет железное спокойствие, всем своим видом показывая, что нисколько не заинтересован в положительном исходе слушаний, и внезапно бросается в контратаки с сильнейшим напором.
Но на эти слушания я шла, позевывая - чего там скандального - храм. На пустом месте, ничего не сносят.
Казалось бы. Как же, щас.

Слушания проводились на сей раз отчего-то в помещении Совета ветеранов. Его недавно ветераны чуть подремонтировали - за казенный счет и на свой вкус.
Там маленький зальчик такой, вроде большого школьного класса. И вот там, где в классе - школьная доска, чуть повыше, повесили ветераны портреты военачальников Великой Отечественной войны. В рядок. А над рядом военачальников - генералиссимуса Сталина Иосифа Виссарионовича.
Ну, ладно. Хозяин - барин. Их же помещение-то.
Я чуть опоздала - уже начали.
Перед залом стоит стенд, на нем - три листка с планами.
В зале народ, возле стенда пылко густым баритоном вещает молодой чернобородый батюшка - инициатор и радетель строительства, видимо. Рядом мается мужик лет под 40, в джинсах и свитере - архитектор.
За столом президиума пустовато - замглавы управы да руководитель муниципального образования. Ему, понятное дело, избираться скоро, вот и пришел помаячить перед народом.
Суть слушаний можно было понять, глядя на стенд - там был нарисован на одном листе - храм, на другом - храм и рядом дом, а третий, упрятанный вниз - там тоже был храм, только маленький. Это значило: храм на 500 мест с воскресной школой и помещением для причта в подвале, храм на 500 мест с отдельным зданием для воскресной школы и причта, и храм на 300 мест без излишеств.
Надо было выбирать проект.
Ну, отговорил батюшка, (выяснилось, что зовут его отец Николай) теперь давайте, мол, вопросы. Тут встает тетенька из первого ряда, достает листочек - и давай задавать по списку.
А где будет парковка для машин?
А у нас там и без того фуры ездят туда-сюда дышать нечем, еще и вы?
От фур, которые туда-сюда батюшка сперва слегка растерялся, потом сказал, что у него есть дружок в ГАИ и он его попросит, чтобы сделали другой разворот с магистрального шоссе.
Тут поднялась другая женщина, в платке, и спросила первую: А вы в бога-то веруете?
От такого прямого прилюдного вопроса та смешалась на минутку, и женщина в платке торжествующе сказала - воооот! Благодати вам не хочется. Не нужна вам благодать, плохо вам от нее.
Та, что с вопросами на листке, покраснела и закричала - Верую! Может, побольше тебя еще верую, а только причем тут, когда дышать нечем, и спать не могу!
Женщины, женщины - заворковал руководитель ВМО.... ну что же вы...
Куда там. На поддержку первой вопроснице встала еще одна. Она сказала - строить вам нужно было около магазина Перекресток!. Или на автобусном кольце вообще. У нас и так тут... и так ад кромешный... всего много, всего столько, и вы еще тут!
Лицо у нее было красное, несчастное и мокрое от пота, и видно было, что и правда - плохо ей тут жить: много всего, очень много всего. И людей много, и машин, и зданий, и старых, и новых, и все строят и строят, и все прибавляется, и голова уже кружится, и нет, нет никакого пространства, никакого воздуха, чтобы выйти и посмотреть хоть куда-нибудь, не упершись в стену, не нюхнув бензину! И все это движется, рычит, фырчит, поет, мигает... А тут еще храм! И она еще крикнула - автобусы до нас плохо ходят, набитые, а теперь вообще не войдешь туда! От претензий по поводу устройства автобусного сообщения у отца Николая глаза совсем округлились и стали чорные, как спелые вишни, а рот приоткрылся.
Но он быстро овладел собой - молодость, она города берет! - и уверенно сказал - попросим. Транспортное управление попросим обязательно.
В зале тем временем творилось уже что-то совсем невообразимое. Женщины в платках кричали, что кто в бога-то не верует, тому, понятное дело, храм поперек горла. Женщины с вопросами отбивались от обвинений в безбожии яростно - Да я сама хожу! Вот на Пасху ходила! И тебя-то там как раз не видела! А зачем воскресная школа такая большая? Тут и детей-то столько нет, не рожает никто наши бабы, а рожают которые, им ваша церковь без надобности, они все басурмане, им мечеть подавай! И не будут рожать! - кричали ей в ответ. Без бога живут, вот и не рожают! Девушка в очках громко с достоинством говорила, перекрывая шум, что с 5 лет ходит в воскресную школу, что все детство там прошло, что отлично при этом училась в обычной школе, и что вот теперь учится в институте, на бюджетном, между прочим, и тоже отлично!
Начальство бегало вокруг стенда и взывало к тишине, спокойствию и миролюбию, чтобы обсуждать проект, проект, понимаете, а не кто как в бога верует!
Архитектор сидел в углу, обняв руками голову, с несчастным и удрученным видом, и вдруг крикнул из угла - Вообще-то обсуждается три варианта, а не два! Есть проект храма на 300 мест, и без всего лишнего, его никто не снимал!
Тут уж батюшка и подоспевший к нему на помощь церковный староста - здоровенный мужик в клетчатой рубахе и с окладистой черной бородой - набросились на архитектора вместе. У нас договоренность есть! Последние решения!- потрясал пачкой бумаг староста. На триста мест туалет себе строй на даче! Архитектор и староста опасно друг к другу приблизились и что-то кричали уже неразборчивое вместе и вот-вот дело могло дойти до ухватывания за грудки.
Заместитель руководителя ВМО Лёша, молодой парень с комплекцией и мордой молодого умного медведя, философски взиравший на поле брани с последнего ряда, сказал мне тихонько - мне кажется, у нас народ весь сумасшедший. Ну весь, как он есть.
Я покивала.
Наконец употевший и потерявший всякое терпение и смирение батюшка использовал всю мощь тренированного голосового аппарата и гаркнул - Ти-ха!!! Голосуем! Довольно уже базар разводить! В левую коробку - за храм с воскресной школой в подвале, в правую - за то, чтобы деток не мучить, а построить для школы отдельный дом!
Все покорно поплелись к правой урне, только та женщина, что кричала, что и так - ад, все продолжала бормотать: и так всего много, все строют и строют... и так уже некуда деться... И тоже пошла к правой урне.
Начальство утерло пот со лба и потянулось к выходу. Воцарилась относительная тишина... И тут батюшка, воодушевленный успехом своего дела, воскликнул: Ну что же это мы! Ну как же это мы! Даже не помолимся пресвятой богородице? Всякое доброе дело надо молитвой окончить! И, не дожидаясь никого, обернулся лицом к стене, на которой невозмутимо взирали на происходящее былые военачальники во главе со Сталиным, и глядя на его строгий лик, начал громко и выразительно читать молитву Пресвятой богородице. Паства и другая публика вторила ему неуверенно и тихо.
Не в силах вынести беззвучно этой финальной мизансцены, я выкатилась в коридор, задыхаясь от смеха. И почему-то от жалости.



_________________
В жизни максималиста чрезвычайно мало справедливости...
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю TTT "Спасибо" сказали:
Annushka, anuta, Demirhanum, Elena, Geleva, Gioia, Khristina, polub-irina, Sanuprik, snowit, stasic, tchernova, Наталия
 Заголовок сообщения: Re: Кровь на снегу
СообщениеДобавлено: 04 мар 2012, 16:50 
видео-Фея
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 сен 2009, 17:48
Сообщений: 15080
Откуда: Москва
Cпасибо сказано
TTT писал(а):
Наша школа-восьмилетка стояла на границе двух миров.

Всё-таки средняя школа - страшноватое заведение, кмк. Макет реальной жизни с той лишь разницей, что люди там маленькие (что ещё страшнее). Варьируются, может быть, критерии, по которым происходит разделение на разные миры, но, как справедливо постулировал автор "Четвертого берега" - "война идёт всегда". И шла всегда. С одной стороны - стремление учителей всех нивелировать-усреднить, с другой стороны - стремление детей отразить в игрушечной школьной жизни процессы, происходящие в их реальной "коммунальной квартире", с присущей детям жестокостью...
И то, и другое меня пугает...



_________________
"Пострадавший получил тяжкие телесные повреждения головного мозга" (из газет)
Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю Annushka "Спасибо" сказали:
Khristina, stasic
 Заголовок сообщения: Re: Просто истории
СообщениеДобавлено: 05 мар 2012, 00:44 
Абориген
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 сен 2009, 09:38
Сообщений: 8288
пол: Жен
Cпасибо сказано
Татьяна, спасибо за все рассказы...


Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: Просто истории
СообщениеДобавлено: 09 мар 2012, 22:52 
Освоившийся
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 дек 2011, 19:47
Сообщений: 82
пол: Жен
Город: Самара
Cпасибо сказано
Татьяна, присоединяюсь к каждому Спасибо, написанному здесь, и ненаписанному, но сказанному вашими читателями. Я прочитала и запомнила ваш пост о встрече с Гитар задолго до нынешнего момента и не на этом форуме. Он был такой пронзительный, резкий, в смысле - контрастный и почти невыносимо искренний. Долго этот рассказ для меня был такой один. И еще, он поразил меня схожестью с тем, что чувствовала сама, хотя и ситуация была другая, и песня ("Аленький цветочек" как упорная и очень волшебная сила почти за волосы вытаскивал меня из .. придумала: из-под плиты).
Вы абсолютно и совершенно молодец, что теперь можно читать собрание сочинений (хоть и неполное, я поняла, что что-то утрачено безвозвратно?). Пишите дальше, больше.


Не в сети
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
За это сообщение пользователю lunavzenite "Спасибо" сказали:
A-Marta, apeht, TTT
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 Страница 1 из 1 [ Сообщений: 15 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
phpBB skin developed by: John Olson
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group Copyright © Aiwan. Kolobok smiles
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB